Маркетинг
ГРУПП СМЕРТИ

Как бороться с ним?

Арсен Даллакян
консультант по потребительскому и массовому поведению №1 в РФ,
эксперт по поведенческой экономике

Как бороться с популярностью групп смерти на массовом уровне?

Надо снижать значимость таких групп
Backstage интервью Арсена Даллакяна
для Рен ТВ "Маркетинг Групп Смерти"
Часть #1
Чем больше телевидение и СМИ эту тему муссирует, тем больше значимость их увеличивается, тем больше в глазах подростков эти группы смерти несут в себе авторитет. Это похоже на терроризм: чем больше террорист демонизирует и чем больше этих организаторов будет демонизировать, тем большее они имеют влияние.

Бороться надо на уровне уничижения значимости смерти. Естественно это все понимают, что в смерти нет ничего романтичного. Все понимают, что смерть - это самое обычное явление только тогда, когда ее увидят. Ни радуга не приходит, ни ангелы не спускаются, а все это достаточно очень мерзко. Человек превращается в кусок мяса, который абсолютно никак не привлекает. Это случится с каждым человеком и очень глупо стремиться к тому, что так или иначе с тобой произойдет. Аккумуляция вокруг смерти происходит в основном из-за того, что никогда не сталкиваясь со смертью, дети иллюзорно воспринимают ее как нечто романтическое, думают, что она даст им другой путь и другой выход. Поэтому если бы меня спросили «Как с этим бороться?», то я бы сводил детей в морг, и вся романтика у них бы пропала моментально. Ребята пообщались бы с врачами, которые каждый день видят трупы, с милиционерами, и они быстро объяснят, что никакой романтики в смерти нет. В моем возрасте была криминальная романтика - когда для детей главным авторитетом был тот парень, который сидел в тюрьме. Но когда этого парня спрашивают о том, что бы он изменил, то он отвечает: «я бы изменил все, ради того, чтобы не попасть в тюрьму». Для этого парня тюрьма уже не авторитет и не то, на что надо равняться, для него тюрьма - это крест, который он вынужден нести.

О мотивах, толкающих подростков в группы смерти


«Группы смерти» можно разделить на две составляющие: первая - это предпосылка к интересу смерти у подростков, и вторая - это популярность этих групп смерти в сети. Что касается предпосылок, тут все достаточно глубоко и в принципе изучено еще со времен древних людей. Люди всегда интересовались романтикой смерти, и это выражение шло в различные культы, обряды, то есть - это было всегда темной стороной человеческой культуры. В конце 19-го века Фрейд наконец смог все объяснить и назвал это стремление «волей к смерти» - танатос. Иными словами, у человека есть две ключевые силы: первая - воля к жизни, к размножению (эрос), и вторая - воля к смерти (танатос). В зависимости от строения психики того или иного индивида, у всех в разной степени развиты эти силы: у кого-то сильнее к жизни, а у кого-то к смерти. Это как психиатрический диагноз и это в принципе лечится, этого не надо бояться, ведь тут большое влияние оказывают гены, а также и детские травмы. То есть, на самом деле нет ничего сверхъестественного - это лечится наукой и медициной. Это предпосылки, почему люди интересуются романтикой смерти. Если же думать относительно того, почему «группы смерти» стали популярны сейчас и распространились в интернете, то тут замешаны чисто маркетинговые механизмы. Увидев, что у людей есть вот такое естественное желание смерти и интерес к потустороннему романтизму, отдельные субъекты начали эксплуатировать эти желания и стремления через механизмы social media маркетинга (так называемого СММ). Это когда формируются сообщества, и в них размещается контент, то есть содержание, интересное определенному контингенту людей: романтичные стихи, симпатичные рисунки китов, какая-то светлая грусть, какая-то независимость, свобода и так далее. В итоге люди вовлекаются в привлекательные им материалы, и у молодежи создается ощущение, будто они в этом участвуют.

Субкультура и маркетинг - что вначале?
-Субкультура – это нечто, привнесенное извне при помощи маркетинга, или это все-таки больше
нечто психологическое, которое говорит нам о подростках.
-Когда пытаются демонизировать маркетинг, называя его источником зла, с той точки зрения, что
заставляет людей покупать на последние деньги iPhone или кучковаться в какие-то субкультурные
группы (реп и тому подобные), потреблять те продукты, которые в этих культурах популярны -
это, отчасти правда. Почему? Потому что маркетинг так работает: он редко сам создает тренды
массового поведения и, как правило, начинает паразитировать, эксплуатировать те тренды,
которые создаются сами. Как они создаются, к сожалению, еще никто не знает. Человеческая
масса – это более или менее живое существо, которое до конца не прогнозируемо. Почему хиппи
появились в 60-е? Почему рэп и RnB стал популярным в нулевые? Какие-то предпосылки есть.
Постфактум ясен - там была война в 60-е и люди выступали за свободу. В двухтысячные
появилась мода на латинские вещи, поэтому этот африкано-латинский стиль жизни пошел, но это
все постфактум. Никто не сможет предугадать следующие тренды, как бы хорошо они не
объясняли предыдущие. Суть маркетинга как раз заключается в том, что как только участники
профессионального рынка видят появление массового движения, то есть модель поведения
оформлена во что-то единое, они начинают это эксплуатировать. Это может происходить, и без
маркетинговых влияний - без этих клипов, без одежд, без клубов, без гамбургеров и забегаловок с
питанием, и может быть, такого большого резонанса тренд бы не набрал. Одно дело - это когда
что-то внутри массового поведения, я не берусь это оценить. Второе - это эксплуатация и
монетизация этих трендов, которые подпитывают.
-То есть по факту сейчас мы наблюдаем как раз подпитку всей этой истории?
-Сейчас мы наблюдаем крайне не этичную антигуманистическую попытку заработать на том, что
подростки переживают свой первый возрастной кризис и тянутся обратно в утробу матери к
смерти, не зная ориентиров в жизни. Группы смерти снабжаются шок-контентом, то есть
изображением подростков, которым удалось покончить жизнь самоубийством или даже в
процессе: как они прыгают из окна. Почему это делается? Потому что администратор прекрасно
знает о том, что шок-контент имеет очень мощный магнетизм, основанный на нашей физиологии.
Каждый может вспомнить, как проезжая по дороге и видя жуткую аварию, проявляет
определенное усилие, чтобы оторвать взгляд и не дать голове повернуться в ту сторону. То есть на
бессознательном, животном уровне он хочет посмотреть, что же там произошло. Почему? Потому
что эволюционно наш мозг воспринимает информацию о каких-то трагедиях, которые происходят
рядом с тобой, как крайне жизненно важную информацию, о которой надо знать максимально
много, чтобы избежать того же в будущем. Именно так и работает наша бессознательная тяга
посмотреть какие-нибудь ужасные фотографии в интернете.
У подростков, к сожалению, префронтальная кора, которая отвечает за силу воли и рациональное
мышление, еще плохо сформирована. Она формируется до 25 лет. У них еще нет осознанности, в
большей степени в 12-16 лет подростки живут чувствами, за которые отвечает лимбическая
система, абсолютно не признающая анализ, любящая импульсные поступки и все, что любят
животные. Конечно же, им тяжело удержаться от того, чтобы на все это не посмотреть. К
сожалению, это наша физиологическая ловушка, которой неэтично пользуются модераторы и
администраторы. Но если донести до школьников, что это не их желание смотреть, а их мозжечок
управляет их взглядом, что они гораздо больше, чем совокупность тела и мозга (ведь человек
гораздо больше, чем «мысль и мясо»), и направить их мышление на выявление своих истинных
потребностей и истинных интересов, то, вполне вероятно, что они уже не будут с таким
удовольствием щелкать этот шок-контент.
У каждого человека есть воля к смерти, и чем больше ты ее кормишь, чем больше грустных
мыслей ты себе позволяешь, тем больше себя накручиваешь и тем ближе ты становишься к этому
шагу. Поэтому получается, что мы сами толкаем подростков в эту петлю, так как говорим, что эта
важная страшная штука есть, но туда нельзя заходить. А весь организм подростка его туда
толкает, потому что страшное и важное надо знать. Это как «магия Сатаны». Почему он
привлекает? Потому что он ужасный и его надо знать, чтобы к нему не попасться. Но, как только
ты его узнаешь, ты уже к нему попался. Такая вот петля, и очень важно знать, как она работает.
Очень хорошо борется с различными тягами нейрофизиология и обучение нейрофизиологии
человеческого поведения. Звучит сложно, но на самом деле очень просто рассказывается, и когда
подростки понимают, что вся суматоха, что творится у них в голове - это результат двух-трех
гормонов, а не каких-то вселенских сил и их уникальной личности, то их восприятие мира тоже
может поменяться и зависимость от групп смерти уже будет меньше.

Почему шок-контент так притягателен?
Нейрофизиология

Группы смерти снабжаются шокирующим контентом, то есть изображением подростков, которым удалось закончить жизнь самоубийством или как они выпрыгивают из окна. Почему это делается? Потому что администратор прекрасно знает о том, что шок контент имеет очень мощный магнетизм, основанный на нашей физиологии. Каждый может вспомнить, как он едет по дороге и видит жуткую аварию, ему нужно проявить определенное усилие, чтобы не дать голове повернуться в ту сторону. На бессознательном, животном уровне он хочет посмотреть, что же там произошло. Почему? Потому что эволюционно наш мозг воспринимает информацию о каких-то трагедиях, которые происходят рядом с тобой как крайне жизненно важную информацию, о которой надо знать максимально много, чтобы избежать этого же в будущем. Именно так и работает наша бессознательная тяга посмотреть ужасные фотографии в интернете.

Эволюционно наш мозг воспринимает информацию о каких-то трагедиях, которые происходят рядом с тобой как крайне жизненно важную информацию, о которой надо знать максимально много, чтобы избежать этого же в будущем


У подростков, к сожалению, префронтальная кора, отвечающая за силу воли и рациональное мышление, еще плохо сформирована, она формируется до 25 лет. У них нет еще осознанности, они в большей степени в 12-16 лет живут чувствами, за которые отвечает лимбическая система, абсолютно не признающая анализ, любящая импульсные поступки и все, что любят животные. Конечно же, им тяжело удержаться от того, чтобы на все это не посмотреть. Это, к сожалению, наша физиологическая ловушка, которой неэтичные модераторы и администраторы активно пользуются. Но если донести этим школьникам, что это не их желание, а мозжечка, управляющего их взглядом, что они гораздо больше чем совокупность тела и мозга (ведь человек гораздо больше, чем «мысль и мясо») .Нужно направить их мышление на то, чтобы выявлять свои истинные потребности и истинные интересы, то, вполне вероятно, что они уже не будут с таким удовольствием щелкать этот шок контент.

У каждого человека есть воля к смерти, и чем больше ты ее кормишь, чем больше грустных мыслей ты себе позволяешь, чем больше себя накручиваешь, тем ближе ты становишься к этому шагу. Поэтому получается мы сами толкаем подростков в эту петлю, потому что говорим, что эта важная страшная штука есть, но туда нельзя заходить. А весь его организм его туда толкает, потому что страшное и важное надо знать. Это как раз вся «магия Сатаны», если хотите. Почему такой контент привлекает? Потому что он ужасный и его надо знать.

Очень хорошо борется с различными тягами нейрофизиология, обучение нейрофизиологии человеческого поведения. Звучит сложно, но на самом деле очень просто рассказывается, и когда подростки понимают, действительно, что вся та суматоха, что творится у них в голове это результат двух-трех гормонов, а не каких-то вселенских сил и их уникальной личности, то их восприятие мира тоже может поменяться и зависимость от групп смерти уже будет меньше.

Психология геймификации

Тут еще мощно сыграл фактор геймификации. Это вообще самый популярный сейчас механизм вовлечения пользователей в группу либо потребителей покупать товар. Современные маркетологи им активно пользуются. Это когда происходит взаимодействие с брендом внутри социальной группы через игру: когда что-то надо найти, что-то надо разгадать. Но суть игры заключается не в том, что Вы создаете какие-то уровни и игровую механику с точки зрения развлечения. Игра проявляется тогда, когда задаются правила. Есть отличная книга Эрика Берна «Люди, которые играют в игры и игры, в которые играют люди». Он там прекрасно объяснил, что суть игры заключается в том, что задаются правила, и ты должен им соответствовать. Вот в рамках «групп смерти» тоже есть множество правил, неписанный кодекс и определенное прохождение: когда тебе надо там что-то отгадать, найти, подтвердить свой статус, набрать баллы и так далее. Это все классический современный маркетинг, можно так сказать, то есть это новое ведение маркетинга. Оно уже так распространено по всем другим отраслям, что мы к этому уже привыкли: когда речь идет об акциях, о продаже йогурта, о каких-либо квестах, в которых надо выбраться из комнаты или гонках, когда что-то найти надо по всему городу. Здесь абсолютно та же механика: заходя в группу, сообщество людей, тебе надо доказать свой статус через разгадку определенных вопросов, которые тебе задает администратор.

Это, конечно, мощнейший инструмент подсаживания, на игры люди очень сильно подсаживаются, потому что работает следующая схема. Почему мы любим игры? Потому что, когда мы получаем вознаграждение, нам мозг выделяет нейромедиатор дофамин, который отвечает за удовольствие. В любой игре, будь то в «Марио», «Танчики» или в смертельной игре в этих «группах смерти», когда ты получаешь доступ к следующему уровню, тебя переполняет удовольствие, даже если тебе этот уровень в принципе не нужен. 125-й уровень игры «Марио» или третий уровень прохождения в игре «групп смерти», он, на самом деле, на тебя никак не влияет. Но только из-за того, что ты уже потратил усилие, твой мозг, при получении награды, тебе дает ощущение удовольствия нейромедиатор. Вот это чувство ожидания очень сильно способствует появлению зависимости, потому что на физиологическом уровне мозг начинает требовать выделение того самого нейромедиатора. Без него человек уже чувствует себя неудовлетворенным. Так работают все игры, и так, к сожалению, работают многие наркотики. Именно поэтому игры часто сравнивают с наркотиками. Этот механизм, когда выделяется дофамин, а мозг принимает его и чувствует удовольствие, очень легко превращается в привычку. В следующий раз нужно еще больше дофамина, чтобы получить то же удовольствие, такова механика игр.

Почему люди не бросают играть,а повторяют и повторяют попытки? Потому что здесь происходит такая ситуация: когда получается негативный результат, мозг нам дает сигнал о том, что происходит обучение. Мы считаем что, когда у нас не получилось пройти уровень опять-таки в «Марио» или в смертельной игре, значит теперь мы обладаем какими-то новыми знаниями, получили новый опыт, используя который еще раз, точно добьемся успеха.

Эти два конца геймификации вызывают сильнейшую зависимость. С одной стороны, это ожидание удовольствия, которое дает награда; с другой – это ощущение обучения: что ты потихоньку приближаешься, наращивая свои знания. К сожалению, этот механизм, который был открыт профессором Гарвардского университета, Фогом, осознанно или неосознанно попал в руки не совсем этичных людей, которые начали подсаживать огромное количество подростков для того, чтобы преследовать конкретно свои цели. Потому что чем больше в социальной группе людей, тем дороже там стоит реклама.



Изменение сознания при диджитализации.

Диджитализация общества меняет и сознание. То есть невозможно изменить среду, не изменив сознание. Это 100% происходит и будет только ускоряться с появлением VR (виртуальной реальности), дополненной реальности, в итоге грань сотрется. Наверно тогда будет легче, потому что сейчас мы все-таки считаем, что все, что происходит в онлайне, немножко ненастоящее, и это дает нам какой-то элемент безответственности. Появляется какое-то снисходительное отношение: «Ой, в ваших фейсбуках, в ваших интернетах»; у подростков появляется ощущение, что они куда-то сбежали, что это новая отдельная реальность, где не существует взрослых. И, может быть, сейчас самый сложный период становления человека.

Когда цифровой и физический мир сольются максимально, когда не будет ни единого человека, который не подключен к интернету через нейроинтерфейсы (то есть необходимость в девайсах отпадет), когда ты будешь видеть физический объект наравне с графикой, через дополненную реальность или подключаться и полностью выходить в виртуальную реальность, оставаясь полностью неподвижными вживую, тогда граница сотрется, и, может быть, тогда мы привыкнем, то есть для нас это будет одна целая реальность. И, вполне вероятно, что такие проблемы, которые сейчас существуют в интернете, могут снизиться.

Не на камеру корреспондент признался, что их (все телеканалы) подталкивают поддерживать градус по теме ГРУППЫ СМЕРТИ, в большей степени для того, чтобы народ встретил "на ура" вступление в силу "пакета Яровой".
comments powered by HyperComments
Читать также:
Арсен Даллакян
консультант по потребительскому и массовому поведению №1 в РФ,
эксперт в применении поведенческой экономики
Москва, Россия
+79853618531
arsdallan@arsdallan.ru
Made on
Tilda